Елки-палки (секс-история)

0
1181 23-09-2017 1 фото
История о сексе на Новый год

Утром я вышел на кухню покурить. Что-то привлекло мое внимание, посмотрел в окно в доме напротив. Визави с моим окном, кану Козьмы Пруткова, два окна — застекленная лоджия. Правда, там не брились, как у вышеуказанного автора, а женщина, на которой был только легкий халат, усиленно махала мне двумя руками. Я махнул в ответ, дав понять, что заметил ее упражнения. Она показала рукой на дверь и хлопнула в ладоши, показывая тем самым, что дверь захлопнулась.

Накинув куртку — на улице было около минус 20 градусов, я пошел выручать пленницу.

Когда я вышел на улицу, она приоткрыла лоджию и крикнула, чтоб я прихватил нож, чтобы открыть замок на входной двери. Я вернулся, взял нож, маленький топорик и бутылку водки. К счастью, дверь была только захлопнута, а не закрыта на замок. Я отвел ножом язык замка и попал в квартиру.

Когда женщина вошла в комнату, ее трясло так, что можно было использовать вместо вибратора на бетонном заводе.

Прямой массаж

Я стащил с нее халат, под которым ничего не было, открыл водку, заставил ее сделать приличный глоток прямо из горлышка, положил лицом вниз на диван, облил водкой и стал растирать. Она, молча, повиновалась. Минут через десять я велел ей перевернуться на спину, что она и сделала. Я заставил ее сделать еще глоток водки и начал растирать тело спереди. Пока я занимался грудью и животом, она лежала с закрытыми глазами. Постепенно дрожь прошла, а когда я занялся ее ногами, и вообще успокоилась. Я уже массировал ее ступни, когда она произнесла первое слово:

— Спасибо.

— Не за что, — ответил я.

— Как это не за что, вы мне жизнь спасли. Еще бы минут пять-десять — и я бы там окочурилась! Долбаная елка! Нужна она мне, как прошлогодний снег, все равно никто не придет!

Я оглядел ее молодое красивое тело и искренне удивился:

— Это почему?

— Сама виновата, — она замолчала, а на глазах появились слезы, ее снова начало трясти.

Я взял одеяло, накинул на нее, разделся сам, подлег к ней и велел плотно прижаться ко мне. Она доверчиво повиновалась. Постепенно ее тело согревалось, она, всхлипнув, уснула. Я стал осторожно выбираться из-под одеяла, собираясь уйти, но она то ли во сне, то ли проснувшись, плотно обвила мое тело руками и ногами, затем шепнула мне на ухо: — Останься!

Так как я и смотаться хотел только потому, что от возбуждения и неудовлетворенности начались боли в паху, то не заставил себя просить дважды. Тут же впился губами в ее губы, нащупал рукой самое теплое место, ввел туда свой наболевший и истосковавшийся по женскому теплу член и начал внутреннее растирание. Она изо всех сил подавалась мне навстречу и вскоре так пропотела, что я перестал беспокоиться о ее здоровье...

Когда я проснулся, ее уже не было, да и разбудил меня, скорее всего, запах кофе и чего-то вкусного, что она жарила на кухне. Быстро натянув брюки, я прошел в ванную, принял душ и, так как уже дважды делал это в течение дня, вытерся еще влажным полотенцем и присоединился к хозяйке.

Отморозок

— Как себя чувствует наш "отморозок"? — спросил я.

— Спасибо, великолепно! — ответила она. — Иди завтракать.

— Иду.

Я с удовольствием накинулся на жареную ветчину, запивая ее большими глотками кофе; когда насытился, обратил внимание на то, что она почти не ест.

— Что случилось, девушка? Только не говори, что от любви ко мне у тебя пропал аппетит.

— Не буду, — мягко улыбнулась она, — но должна признаться, что у меня есть парень.

—Ты знаешь, я догадливый, мне и в голову не приходило, что у тебя есть девушка.

— Я не о том, — она немного зарделась. — Я к тебе очень хорошо отношусь, но...

— Допиваю кофе и ухожу, — пообещал я.

— Пусть это будет в нашей жизни эпизодом? — просительно посмотрела она на меня.

— Так уж и эпизодом, если следовать театральной терминологии, то это двухактная пьеса, — усмехнулся я.

— Возможно, — она согласно кивнула головой, — только я боюсь, что если будет и третий акт, то пьеса перестанет быть пьесой, а перерастет в роман...

— Не дай Бог! — я в ужасе посмотрел на небо.

— Это почему? — насторожилась она.

— Видишь ли, несмотря на то, что между нами произошло, ты мне больше нравишься своей юностью, чем половыми отношениями. Ты ведь мне в дочки годишься?

Она кивнула.

— Вот, давай забудем все, что было в постели, и, если захочешь поболтать, звони, заходи. Договорились?

— Договорились, — неуверенно ответила она.

— Вот и славненько, а сегодня мне пора идти, завтра уже 31 число, а у меня еще, в отличие от тебя, и конь не валялся! Достань свою елку с лоджии, только при мне, чтоб опять не изображала из себя только что сваренный холодец.

— Спасибо, — она признательно улыбнулась...

Я шел домой с неопределенным чувством. С одной стороны, приятно было провести день с такой юной красавицей, а с другой... Чего там лукавить, мне бы хотелось испытать это еще раз, впрочем, ну ее к черту! Так и влюбиться недолго, этого мне только и не хватало...

Новый год

На Новый год я был приглашен сразу же в несколько мест. Грех жаловаться, если забыть об этой пигалице, то среди женщин у меня еще был некоторый успех. Но идти никуда не хотелось, я соврал всем, что уезжаю, отключил телефон и уселся за компьютер. Ни черта не получалось, вернее, получалась всякая дребедень типа: "Дед Мороз уже идет, здравствуй, жопа, Новый год"!

Неожиданно пришла идея: а что, если вместо слова поставить саму задницу, получится неплохой коллаж. Я быстренько нашел подходящую попу, выделил ее кругом и вставил. Смотрелось неплохо. Затем покопался в своих заготовках, нашел идущего пьяненького Деда Мороза, подставил и его. Поискал девицу, похожую на моего "отморозка", получилось неплохо, все это так меня увлекло, что я пропустил Новый год. Ну и Бог с ним, чего его встречать, и без меня дорогу знает. В это время у дверей зазвонил звонок. Я пошел открывать, по пути гадая, кого бы это принесло? Вы уже поняли кого, иначе к чему бы я все это писал. А вот я тогда был немного ошарашен, так как если и вспоминал о ней, то видел ее в объятиях красивого молодого парня...

Нежданная гостья

— Ты один? — испуганно посмотрела она на меня.

— Да, — кивнул я, — что случилось?

— Ничего, я тоже одна, стало холодно, пришла погреться. Ты же разрешал?

Я снова кивнул.

— Извини, что без звонка, я звонила, но либо ты дал неправильный телефон.

— Я его отключил.

— А меня отключил мой парень. У него теперь другая.

— Успокойся, девочка, в твоей жизни будет еще столько парней, — прижал я ее к себе.

— Я знаю, — неуверенно ответила она.

— Чего мы здесь стоим? Снимай шубу, проходи.

— Хорошо, — она скинула шубу и у меня отвисла челюсть.

Под шубой, кроме колготок с поясом, ничего не было.

— А чего сто раз раздеваться и одеваться? — ответила она на мой немой вопрос. — Я побоялась, что ты начнешь относиться ко мне, как к дочке.

Постельная живопись

— Как прикажешь, — я подхватил ее на руки, она обвила мою шею руками, а я рассмотрел ее белую попу, которая выпирала из черных колготок в зеркало. Вид был достоин кисти. Положив ее на кровать, я кисточкой и вооружился.

Она вздрагивала от каждого прикосновения, ворча на меня:

— Что я тебе, холст?

— Да, и сейчас я нарисую на нем картину под названием страсть!

Я пощекотал по очереди ее соски, потом стал, водя кистью, опускаться ниже, небольшая остановка около пупка и снова в путь. Она раскинула ноги, а я обмакнул кисть в единственное влажное место на ее теле, и стал щекотать тот бугорок, который всегда помогает падению женщины. Она подняла ноги вверх, схватила их руками и притянула к голове, я все понял и переместил кисть в следующее углубление. Она посмотрела на меня совершенно очумелыми глазами и попросила:

— Давай туда.

Я расстегнул ремень на брюках, а она встала поперек кровати на корточки задом ко мне.

— Только смажь чем-нибудь, а то будет больно.

Вот те раз, а я уж думал, что хотя бы там моя знакомая сохранила невинность. Я взял из прикроватной тумбочки баночку с вазелином, которую всегда держу там для подобных случаев. Сделал, как она просила, и вскоре, сказав: "С Новым годом"! — поставил на "елку" свою "свечу"!

Как я понял, ей это очень нравилось, так как она все время просила не кончать как можно дольше, а когда это все же случилось, из ее груди вырвался такой громкий стон удовлетворения, что, если бы не новогодняя ночь, он разбудил весь дом.

Когда мы все же уселись за стол, чтоб выпить за праздник, она посмотрела на компьютер, который я нечаянно задел, и серьезно, посмотрев на изображение, сказала:

— А ты, оказывается, ясновидящий. Меня это насмешило, и я выдал экспромтом:

Зря городишь огород, Не, причем гадалки... Что такое Новый год? — Это елки..., палки...
Елки-палки (секс-история)
Категории

Добавить комментарий
Ваш комментарий:
Введите код с картинки:*
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив